Made in Dance представляет серию интервью с зарубежными и отечественными музыкантами и диджеями, посвященную истории электронной музыки и клубного движения в России. Нашим первым героем стал Валерий Алахов, участник легендарной экспериментальной группы «Новые композиторы», который после долгого перерыва представит новую программу в эту субботу 12 апреля в клубе «Крыша мира».

1

 

 


Илья: Вы представите новую программу. Чем она будет отличаться от ваших прежних лайвов, в чем ее «соль»?

Валерий:  представлю новую танцевальную программу с песнями, записанными с новой участницей нашей группы вокалисткой Татьяной Юркевич, а также сыграю диджей-сэт на «Крыше мира» вместе с моим компаньоном Гермесом Зайготтом. Мы традиционно отмечаем День космонавтики совместными выступлениями. Если в дальнейшем мне и зрителю это будет интересно, то у нас будет обновление, мы будем выступать с вокалисткой. А в чём смысл? Всегда есть ВЫДУМКА в чем-нибудь!

Илья: То есть это какой-то очередной виток в творчестве? Ваша дискография отличиается большим разнообразием – от прото-эмбиента до поп-композиций. Сейчас будет что-то новое для вас?

Валерий: Я долго искал себе партнера. К сожалению, мои первые партнёры и оригинальный состав «Новых композиторов» уже не выступают. Надо искать для «Новых композиторов» кого-то еще для работы на сцене или даже для сочинительства. Правда, с сочинительством проще, потому что хватает давно заложенных идей, они бесконечны. А вот с исполнителями сложнее. Программа, которую я готовлю, более праздная, танцевальная, там будет немножко нью-вейва, хауса, диско-музыка.

Илья: В свое время вы активно искали новые форматы и для записи, и для сочинительства. Вы рассматриваете выступления в новом формате?

Валерий: Когда мы начинали, ничего не было – ни компьютеров, ни семплеров, ни нужных эффектов. Сейчас все сосредоточено в одном компьютере: можно записывать музыку, семплировать и обрабатывать. Раньше надо было приобретать все это по отдельности. И хорошо, что в наше время каждый может попробовать делать музыку дома.

Ну а если говорить о том, что хотелось бы сделать, о каком-то новом подходе, то это, скорее всего, способ достижения. Появилось много интересных приборов по доступным ценам, но они нужны, например, конкретно вокалисту. Если прежде вокалист мог надеяться только на свой голос, то теперь он может использовать дополнительную обработку. Раньше такую возможность имели только дорогие студии. Поэтому я как раз готовлю сейчас такую программу, в которой человеческий голос будет обогащен современными технологиями - такое вот развлечение.

Илья: Скажите честно, какие чувства вы испытывали, когда ваши методы становились доступны массам? Легкую досаду или более сильные эмоции?

Валерий: Пока не было современных технологий, соответствующей техники, компьютеров, не было и ритмичной электронной музыки. Потом появились компьютеры, которые могли долго и ровно играть какой-то рисунок, и все, что нужно было делать, – это просто двигать фильтры звука и паттерны. Возможности семплирования тоже были ничтожны – сначала 1 секунда, потом 4. 16 секунд, а это было уже серьезно в 80-х. Но этого не хватало, чтобы прописать голоса и так далее. Теперь все возможности воспринимаются как данность, соответственно, электронная музыка немножко обесценилась. Когда этого не было, казалось, что-то ценное ждет впереди. А когда стало доступно всем, значимость и актуальность сильно упали. Я сейчас склонен к тому, чтобы отказаться от электронной музыки и перейти к акустической.

Илья: На заре электроника ассоциировалась с искусством. Сейчас, конечно, это настолько далеко ушло, что страшно представить.

Валерий: Сейчас трудно разобрать. Электроника появилась везде, это мощное движение музыкальной индустрии. Все уже играют во всех странах. Стало много музыки, много всего.

Илья: Есть ли сейчас в России тоже такое музыкальное движение, которое можно было бы отнести к искусству, которое было бы частью общехудожественного движения?

Валерий: Время изменилось. Тогда в этом дефиците мы объединялись по взглядам и стремлениям. Сейчас все есть в интернете – он главный пионервожатый. Сегодня социальные сети объединяют людей по взглядам и стремлениям. Лидерство как таковое осталось только политическое. Мы хотели свободы выбора, общения, а сейчас это все есть. Мы пришли к кризису в развитии технологий электронной музыки, потому что ее стало очень много. То, что раньше сильно впечатляло, уже не удивляет. Так, наверное, происходит во всем искусстве, трудно сказать, как теперь все это выглядит. Есть направления, в которых люди будут работать, а так ничего нового, наверное, уже не будет.

2 


Илья: В преддверии концерта каким вы представляете себе сегодняшнего слушателя «Новых композиторов»?

Валерий: Это сложный вопрос, потому что те, кто нас начинал слушать, уже не ходят в клубы, не слушают электронную музыку. Конечно, приходят старые друзья, но сам я тоже уже не очень это люблю, потому что для меня это уже тяжело, раньше было проще. Сейчас я делаю довольно гибкую программу, с ней можно выступить не только в клубе, но и на вечернем мероприятии: на концерте, в ресторане, на празднике.

Я больше склоняюсь к вечерним мероприятиям, чем к ночным. И публика моя если ходит, то только на вечерние. Что касается молодых, то они могут и не знать о нашем творчестве. Я бы тоже на их месте не знал, ведь когда это все было – 80-90-е, прошлый век. (Смеется) Те, кто занимается, разбирается немножко, посвящает свою жизнь музыкальным познаниям, развитию, понимают, что были такие-то люди, такие-то герои. Мы попали в этот список, нас уже можно как в учебнике читать, а для молодежи это все уже олдскул, если можно так выразиться.

О себе могу сказать так: к счастью, я за это время не растерял чувство ритма, гармонии, танцевальности. Опыт есть, а сейчас появилось еще что-то новое. У меня был интересный период, когда я записывал на студии вокал, это будет такая маленькая премьера на «Крыше мира».

Илья: Я уже предвкушаю, что будет.

Валерий: Мы редко выступаем. Это, конечно, и от меня зависит, но если новая программа понравится и я пойму, что есть перспектива с ней работать, то мы продолжим в том же направлении. Там будет так называемое попурри разных тем «Новых композиторов» плюс много красивого вокала.

Илья: Если совершить небольшой флешбек, то какой человек слушал «Новых композиторов» в 80-х? Из какой он был тусовки?

Валерий: Повторюсь: поскольку никакого интернета не было, передать запись и послушать ее можно было, только сделав копию на кассету. Кассетники же тогда были у смешного количества людей. А мы просто дружили преимущественно с художниками и артистами, поэтому наша музыка попадала в арткруги. У нас не было никаких продаж, и нашу музыку нельзя было к чему-то применить. Я считаю, что у нас был избранный, красивый слушатель – деятели искусства, люди прогрессивных взглядов люди, а это очень большая редкость. Они до сих пор еще слушают нас, но уже никто не ходит на выступления.

Что же касается наших кассетных историй, то они нигде не издавались, поэтому я буду выкладывать в интернет архивную историю того, что мы записывали в те годы на кассетах. По поводу пластинок. Первая пластинка вышла в 1987 году с Сергеем Курёхиным. Других изданий не было.

Илья: Сейчас реально достать какие-то кассетные, оригинальные записи?

Валерий: Все записи остались, я уже потихоньку их оцифровал. И у нас недавно появился сайт, такое уже было, но будет еще раз. Я хотел делать архив на саундклауде, миксклауде, но там не очень удобно выкладывать большие альбомы, поэтому соберу все в одном месте – на сайте «Новых композиторов». Кое-что я уже выложил, можно оставлять какие-то новые идеи, новые программы. После Москвы уже все сведу, но в первую очередь буду выгружать на нашем сайте.

Илья: Как вы думаете, насколько важно не забывать об истоках, о связи поколений в музыке?

Валерий: Никак не важно, можно обо всем забыть. Все время помнить – это перегруз, есть такая мировая проблема. Если обновиться, глядишь, будет интересно – что, где, кто и зачем. Но, с другой стороны, мы тогда будем выглядеть очень глупо, поэтому, думаю, помнить важно.

Советский Союз был чрезвычайно обособлен, мы жили в своем лагере, монастыре, знали только наши правила и думали, что весь мир по этим правилам живет. А оказалось-то все совсем по-другому. Конечно, все было в новинку, очень свежо и интересно, а сейчас стало привычным. Теперь что-то новое переутомляет, и в этом проблема. Хотелось бы, чтобы у молодых всегда была свежесть восприятия, чтобы они не зомбировались кратковременными явлениями.

Русского почему-то мало. А этот американизм… Он и в Америке-то выглядит пошло, а у нас – еще хуже. Если мы копируем, то копируем дрянь, и она увеличивается в геометрической прогрессии. Но у нас ведь совершенно своеобразная русская культура, вот в чем дело.

Источник: http://svoy.ru/star/made_in_dance/

Для того, чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться. Вы можете авторизоваться используя Вашу учетную запись в социальной сети.